Как ругались на Руси: старинные обзывательства

Если вы думаете, что русский человек может изливать негатив исключительно матом, то я вас наверняка разочарую. Наши предки боялись матерных слов (в их современном понимании), так как на самом деле это были своего рода заклятия и проклятия. И, скажем, слово из пяти букв, которым обычно окрещивают женщину легкого поведения, считалось настолько тяжелым обвинением и оскорблением, что обидчика могли и к суду привлечь, так как на репутацию всей семьи оно ложилось клеймом.

старинные обзывательства

Но ругаться, конечно, ругались. Более того, порой какая-нибудь особенно сварливая баба или острый на язык мужик могли таким эпитетом наградить, что потом много веков спустя он превращался в фамилию!

Про умственные способности

  • Межеумок — с посредственным умом;
  • Мордофиля — дурак, да еще и чванливый;
  • Дуботолк, Дроволом, Остолбень — красочные разновидности “дурака”.

Про внешность

  • Загузастка — женщина с большой попой (мы теперь поняли, кто такая Ким Кардашьян);
  • Ерпыль — мужчина маленького роста;
  • Скоблёное рыло — гладковыбритый;
  • Шпынь голова — человек с безобразием на голове (кажется, в таком виде мы просыпаемся каждое утро).

старинные обзывательства
Когда характер — не сахар!

  • Маракуша — противный человек;
  • Свербигузка или Визгопряха — непоседливая девица. Про таких говорят: шило в одном месте;
  • Колотовка — драчливая и сварливая баба;
  • Шинора — проныра;
  • Пятигуз — ненадежный человек, дословно можно перевести как “пятижоп”;
  • Хобяка — неуклюжий, неловкий человек.

Эпитеты про поведение и манеры

  • Бзыря, Блудяшка, Буслай — отчаянный повеса;
  • Глазопялка — любопытный;
  • Потатуй — подлиза;
  • Киселяй, колупай — вялый, медлительный человек;
  • Печная ездова — лентяйка;
  • Вяжихвостка — сплетница;
  • Курощуп — бабник;
  • Сдёргоумка — полудурок.

Кажется смешным, верно? Но раньше могло прозвучать и обидно. А в заключение расскажу историю, которая приключилась с моим знакомым. Он — профессор физики, умный и образованный человек, решил строить дом. За рабочими следил всегда сам. Через какое-то время они заметно разленились, и тогда Михаил Иванович не выдержал и отчитал их: доходчиво и просто — литературным русским языком. Здоровые работяги притихли, как малые дети, а потом один из них сказал:

— Михаил Иванович, уж лучше бы вы нас матом обложили…

Вот так!